Акробатика на штамборте


Группа в три-четыре человека фиксирует на этом снаряде различные акробатические пирамиды, похожие на пирамиды партерной акробатики, - колонны, полуколонны. Все пирамиды завершаются стойкой верхнего на руках.

Акробатика на штамборте была распространена в советском цирке в 20-х и начале 30-х гг.; в настоящее время в программах она встречается редко, так как круг трюковых возможностей на этом снаряде довольно ограничен. Заключая раздел акробатики, следует остановиться на такой форме, как музыкальные акробаты. Артисты, выступающие с подобными номерами, исполняют музыкальные фрагменты, находясь в различных акробатических положениях. Такие номера были широко распространены в дореволюционном цирке. Как правило, артисты выступали в традиционных клоунских костюмах, с набеленными лицами. Их трюковый репертуар строился на элементах акробатики. Из инструментов обычно использовались скрипки, концертино, окарины. В наше время характер номеров изменился, в частности артисты отказались от клоунских костюмов, а вместо темповых трюков исполняют элементы партерной акробатики. Основная сложность музыкальной акробатики состоит в том, что артисты могут демонстрировать лишь те акробатические элементы, в которых не заняты руки, а таких очень немного. Кроме того, некоторые акробатические положения выглядят неэстетично при музицировании. Поэтому исполнители большое внимание должны уделять подбору трюков и инструментов. Следует учитывать и то обстоятельство, что трюковое положение, в котором находятся артисты, затрудняет игру на инструментах так же, как и сама игра усложняет исполнение трюка. Здесь от артиста в одинаковой мере требуется отличное владение акробатикой и музыкальными инструментами.

До 40-х гг. в наших цирковых программах преобладали номера, в которых игра на инструментах проводилась вне связи с акробатикой (например, исполнив мелодию на саксофонах или гитарах, артисты, отложив инструменты, переходили к акробатической части номера). Это, конечно, лишало номер композиционной целостности. В 1932 г. артистами Папазовыми (М. Кох, К. Кох, И. Папазов) был продемонстрирован номер, в котором элементы акробатики органично сочетались с игрой на музыкальных инструментах. Вот некоторые трюки, исполненные ими: на тумбочке, поставленной двумя ножками на вершину бутафорской ограды (номер строился на несложном сюжете), И. Папазов играл на концертино, балансируя себя и стоящую у него на голове К. Кох, которая в то время исполняла мелодию на флексотоне; И. Папазов в стойке на руке на голове нижней (М. Кох) исполнял мелодию на трубе, которую держал в свободной руке. В 1953 г. группа эквилибристов, руководимая автором этих строк, показала номер, в котором музицирование на различных инструментах сочеталось с акробатикой и эквилибристикой на лестницах и ножных першах, впервые примененных в подобных условиях.

Среди других работ в этой области следует назвать номер артистов Е. Баранок и В. Кузьмина (впоследствии - Е. Баранок и Ю. Архипцев), исполнявших комбинации партерной акробатики в сочетании с игрой на инструментах. Особенно сложен финальный трюк: нижний, играя на трубе, идет через манеж, балансируя на голове верхнего, стоящего на одной руке и также играющего на трубе и вдобавок - в такт маршу - ударяющего тарелками, прикрепленными к его ногам.

И все же надо отметить, что музыкально-акробатические номера редки в наших программах. Требования высокого профессионализма, а также довольно сложные условия, в которых должны действовать артисты, являются теми серьезными препятствиями для овладения этим видом акробатики, преодолеть которые удается немногим.

Литература:
3.Б. Гуревич, О жанрах советского цирка, М., 1977.

Кировский цирк

кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк
кировский цирк